Записи с темой: чаэс (список заголовков)
18:56 

Мирный атом

Авада Нахуй Блять Кедавра!
Пишет Нари:

По данным компании-оператора станции TEPCO, содержание радиоактивных веществ в пробах воды, которые были взяты накануне в техническом колодце на территории второго энергоблока станции, превысило 2,7 млн беккерелей на литр жидкости при норме в 150 беккерелей. За последние 5 дней этот показатель значительно вырос.
Особую обеспокоенность у специалистов вызывает то, что технический колодец, где обнаружено рекордное загрязнение, находится всего в 40 метрах от береговой линии. Это свидетельствует о продолжающемся распространении загрязненной жидкости под территорией «Фукусимы-1». По данным экспертов, от заражённой воды исходит сильное бета-излучение, что свидетельствует о наличии в ней радиоактивного стронция-90.
Стоит отметить, что предыдущее рекордное загрязнение грунтовых вод под аварийной АЭС было зафиксировано чуть более месяца назад – 4 декабря 2013 года. Тогда концентрация радиоактивных веществ взятых из технического колодца, расположенного к востоку от второго энергоблока, составил 1,3 млн беккерелей на литр [#].

URL записи

Это в цивилизованной прогрессивной трудолюбивой Японии. А вот как работали в тупом отсталом безалаберном Совке.

@темы: Идиотизм, Мирный атом, ЧАЭС, Япония

18:02 

Кинопросмотр

Авада Нахуй Блять Кедавра!
133. [04.10.2013] х/ф «Комиссия по расследованию» (Soviet Union, 1978). 3-4/10.
Фильм снят на основе реальных событий. Точнее по следам аварии, случившейся 30 ноября 1975 года на ЛАЭС, которая сопровождалась разрывом топливного канала и радиоактивными выбросами. Эта авария считается предтечей аварии на ЧАЭС.
В фильме в ходе расследования инцидента становится ясно, что причинами аварии стали сразу несколько наложившихся друг на друга факторов. Это запаздывание средств управления и контроля, просчет в конструкции реактора и самодеятельные действия персонала по проведению небезопасных экспериментов.
Это во многом пророческий фильм, потому что все эти факторы впоследствии привели и к аварии на ЧАЭС, а один из членов «комиссии по расследованию» носит фамилию Майорец. Спустя восемь лет после выхода фильма главой первой комиссии по расследованию причин аварии на ЧАЭС стал замминистра энергетики Майорец.

@темы: ЧАЭС, Кино

17:27 

Чернобыльский Спас

Авада Нахуй Блять Кедавра!
Чернобыльский Спас:


А вот знаменитая сосна:


@темы: Украина, Россия, Религия, Мирный атом, ЧАЭС

09:41 

ЧАЭС

Авада Нахуй Блять Кедавра!
27 годовщина аварии на ЧАЭС.

В ночь с пятницы на субботу, с 25 на 26 апреля 1986, в 1 час 23 минуты 40 секунд.

@темы: Мирный атом, ЧАЭС

00:04 

Мда-с

Авада Нахуй Блять Кедавра!
Началось то, о чем неоднократно предупреждали специалисты – обрушение конструкций объекта «Укрытие», более известного в народе как «Саркофаг».

Частичное разрушение стеновых панелей и части легкой кровли произошло во вторник в машинном зале четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции, площадь разрушения составила около 600 квадратных метров, сообщает пресс-служба ЧАЭС.
"Данная конструкция не является ответственной строительной конструкцией объекта "Укрытие". Нарушение пределов и условий безопасной эксплуатации объекта "Укрытие" нет. Изменений радиационной обстановки на промплощадке ЧАЭС и в зоне отчуждения тоже нет. Пострадавших нет", - говорится в сообщении [#].

Машзал это не реакторный зал, но тем не менее.

@темы: Мирный атом, Украина, ЧАЭС

22:19 

ЧАЭС: Начало

Авада Нахуй Блять Кедавра!
К очередной годовщине аварии на ЧАЭС.

К вопросу о неповоротливости и неэффективности государственной машины Советского Союза (продолжение).

Взрыв реактора произошел в ночь с пятницы на субботу, с 25 на 26 апреля 1986, в 1 час 23 минуты 40 секунд.

Рой Медведев, «историк»:

Первые и по большей части неполные и неточные сообщения об аварии получили в Москве из высоких лиц заместитель министра Средмаша А.Г. Мешков, зав. сектором ЦК КПСС В.В. Марьин и министр энергетики А.И. Майорец.

Сергей Федорович Ахромеев, начальник Генерального штаба ВС СССР:

Примерно в 2 часа 20 минут ночи 26 апреля 1986 г. дежурный генерал Центрального командного пункта Генерального штаба доложил мне, что на Чернобыльской атомной электростанции произошел взрыв

Ангелина Константиновна Гуськова, врач-радиолог 6-й московской клинической больницы:

Мне позвонили из медсанчасти станции. ...Через час после взрыва, то есть в половине третьего ночи.

Евгений Иванович Игнатенко, «СоюзАтомЭнерго»:

Аварийный звонок телефона разбудил меня примерно в 3 часа ночи 26 апреля.

Валерий Алексеевич Легасов, первый заместитель директора Института атомной энергии имени И.В. Курчатова:

26 апреля 1986 года была суббота, прекрасный день

В.М. Федуленко, Институт атомной энергии им. И.В. Курчатова:

26 апреля 1986 г. Часов в 10 утра позвонил А.Я. Крамеров.

mamasha-hru:

эвакуация Припяти это был логистический подвиг

Безо всяких эмчээсов и кужугетычей.
Не могу себе представить, как современный российский, столь прославленный, эмчээс сумел бы сегодня провести эвакуацию и расселение пятидесяти тысяч человек за одни сутки. Ну, разве что пешком и с «расселением» их на картофельном поле в спальных мешках и палатках.

@темы: ЧАЭС, Россия, Мирный атом, История

01:20 

ЧАЭС

Авада Нахуй Блять Кедавра!
К вопросу о неповоротливости и неэффективности государственной машины Советского Союза:

Виктор Григорьевич Барьяхтар, академик НАН Украины:

В Академии наук Украины сразу же была создана оперативная комиссия по ликвидации аварии в Чернобыле, в ней были собраны лучшие специалисты и ученые. Во главе был назначен вице-президент Виктор Иванович Трефилов. Образовалась очень дружная команда, которая каждодневно занималась Чернобылем. Буквально все институты принимали участие в работе, и, естественно, для Академии в то время не было ничего более важного. Важнейшую роль сыграл авторитет академика Патона. Требовалась, к примеру, установка для бурения скважины. Она находилась на шахте в Донецке. Патон звонил секретарю обкома, просил помочь, и уже на следующий день установка была в Чернобыле. И таких случаев было множество, на первом этапе ликвидации аварии они возникали ежедневно.

Борис Евгеньевич Патон, президент НАН Украины:

При первом же звонке из Чернобыля доставали все, что необходимо. Потребовалась нам установка для бурения скважины. Достали ее из шахты, с километровой глубины, и немедленно доставили в Чернобыль. Сегодня на это потребовались бы месяцы, если не годы. А тогда достаточно было одного телефонного звонка.

Вячеслав Михайлович Шестопалов, академик НАН Украины:

Борис Евгеньевич Патон сразу оценил, что масштабы Чернобыльской аварии значительно шире, глубже и опасней, чем говорилось официально. Работа в Академии была организована по разным направлениям, я был назначен председателем специальной комиссии АН УССР по проблемам водоснабжения населения Украины.
В районе Киевского водозабора загрязнение в тысячу раз превышало норму, а потому нужно было немедленно организовывать «параллельную систему» подачи воды в Киев. Такая же проблема стояла и перед всеми городами и поселками, которые находились по берегам Днепра. Уже 6 мая 1986 года мы подготовили первый документ, который сразу же был принят Советом Министров Украины. В нем речь шла о подземных источниках воды, об организации новых систем водозабора в Киеве и городах...
Времени на тщательную проработку и экспериментальную проверку тех или иных рекомендаций не хватало. Поэтому все решения или сразу принимались, или отвергались. Чаще делалось первое... В очень короткие сроки только в Киевской и Житомирской областях было пробурено 570 артезианских скважин, проложено 810 километров водоводов, построено 130 фильтрующих и глухих плотин, 18 километров дамб, 4 донные ловушки, 5 подводных дамб. Особенно мы опасались, что ливни смоют радионуклиды в реки. А потому река Припять была обвалована. Мы предусматривали и использование всевозможных сорбентов, а также дренажей. В очень короткое время была осуществлена грандиозная работа по защите населения от той опасности, что была связана с водой.

Игорь Константинович Походня, академик НАН Украины:

Он [Б.Е. Щербина] обратился к нам за помощью. Речь шла о подводке воды к Киеву. В первые же дни резко повысился уровень радиоактивности воды, и Институт ядерных исследований, который следил за этим, забил тревогу. Что же делать? У нас есть Институт коллоидной химии. Там занимались цеолитами. Ученые показали, что есть такие цеолиты, которые адсорбируют радиоактивные изотопы. Карьер находился в Закарпатье. В один день этот карьер был у колхоза национализирован, привезли сюда несколько вагонов этого цеолита. Плюс к этому за это же время со всего СССР собрали активированный уголь. Осталось найти задвижку диаметром 820 см. Позвонил министру коммунального хозяйства ночью. Через несколько минут он мне сообщил, что задвижка отправлена на водопровод. Вот так действовали! Уже утром фильтры были заполнены цеолитом и активированным углем, и в город начали подавать чистую воду. Это была временная мера. Никто не мог предсказать, насколько уровень активности повысится в Днепре. Поэтому было решено использовать для снабжения Киева воду из Десны. На 15 километров выше устья Десны загнали плавучую насосную станцию и по правому берегу Десны проложили водопровод, потом с помощью водолазов уложили его на дно Днепра и соединили с существующей системой. Таким образом, была решена проблема снабжения города водой.

Сколько времени потребовалось бы на прокладку такого водопровода в обычное время?
Дело не в самом строительстве, а в многочисленных согласованиях, которые потребовались бы. На это ушли бы годы, а само строительство продолжалось бы несколько месяцев. Тогда же все решалось днями, а подчас и часами. Б.Е. Щербина сказал коротко: «Делайте так, как он скажет!» И все. Решения принимались быстро.

В Чернобыле надо было защитить реку Припять от пруда-охладителя. У меня уже была информация с военных спутников о том, что идет диффузия воды из пруда в Припять. А активность воды была очень высокая, так как во время взрыва в пруд-охладитель попали куски графита и даже топливные сборки.
Расстояние от пруда-охладителя до реки небольшое, и я понял, что необходимо в земле делать специальную стенку, чтобы не допустить попадание активной воды в Припять.
В грунте находится водоупорный слой, и на нем возводится стенка. Естественно, нужно знать геологию участка. Найти схему в Чернобыле не удалось. Оказалось, что на ней гриф «секретно». <...> Однако имейте в виду, что речь шла о Чернобыле, и в таком случае все мыслимые и немыслимые ограничения сразу рушились. К счастью, конечно... В общем, до водоупорного слоя 35 метров, и их надо было пройти. У нас разрабатывалась технология сварки взрывом, и ее мы попытались использовать в этом случае. Провели эксперимент на одном из карьеров. Результат получили положительный. Связался я со своими коллегами — строителями и машиностроителями. Через неделю проект того, как делать стенку в грунте, был готов. Тогда все решения принимались моментально, и вскоре нашу стенку уже начали делать. В общем, защитить реку Припять удалось...

Владислав Владимирович Гончарук, академик НАН Украины, директор Института коллоидной химии:

В структуре Академии наук СССР наш институт был единственный, который занимался фундаментальными вопросами водоочистки. В нем были собраны лучшие специалисты по очистке сточных вод и подготовке питьевых вод.

Только в СССР были технические и научные возможности решать проблемы, связанные с водой.
Мне абсолютно ясно, что ни одна страна мира не смогла бы справиться с такой катастрофой, как Чернобыльская. В том числе и по обеспечению миллионов людей нормальной питьевой водой.

@темы: ЧАЭС, Мирный атом, История

18:10 

ЧАЭС

Авада Нахуй Блять Кедавра!
Ханс Бликс, гендиректор МАГАТЭ в 1981-1997 гг.:

[В ходе ликвидации аварии на ЧАЭС] сказались преимущества государства с централизованным планированием экономики. То, что вам удалось в такие кратчайшие сроки привлечь все ресурсы, включая и интеллектуальные, и материальные, все организации, причастные к этой проблеме, говорит само за себя. Я далеко не во всех ситуациях являюсь сторонником централизованного планирования, но в данной ситуации она показала свои преимущества.

Тем интереснее в свете Фукусимы. С момента аварии на Фукусиме прошел год. А у нас в Чернобыле, несмотря на то, что авария была не в пример тяжелее, уже через полгода, к осени 1986-го, был готов "Саркофаг", было дезактивировано то, что дезактивировать было возможно, и станция возобновила работу.

@темы: История, Мирный атом, ЧАЭС

01:55 

ЧАЭС

Авада Нахуй Блять Кедавра!
После аварии на ЧАЭС особую известность приобрели два врача, занимавшиеся лечением ликвидаторов. Это Ангелина Константиновна Гуськова, врач-радиолог 6-й московской клинической больницы (29 марта этого года ей исполнилось 87 лет). Она принимала участие в лечении всех пациентов, страдавших острой формой лучевой болезни как до чернобыльской катастрофы, так и после. И американский врач Роберт Гейл, который продвигал идею пересадки тяжелым больным костного мозга и сам осуществлял в СССР эти операции. Всего после аварии было проведено тринадцать пересадок. Выжили двое. Те, организм которых, отторгнув пересаженный костный мозг, восстановил собственное кроветворение.

Гуськова:

Насколько я знаю, в это время у Гейла были какие-то неприятности – он применил, как говорили, какой-то неразрешенный препарат. И он нуждался в очень сильной реабилитации. К нам он привез очень хорошую бригаду. <...> Ну а сам Гейл явно им уступал, но это не помешало ему вдруг стать «глашатаем Чернобыля», он позволял себе высказывания, далеко выходящие за пределы его компетентности.
Ошибок у него много, но он стремился быть на первых полосах газет у нас и в Америке. Ему это удавалось делать некоторое время. К сожалению, все больные, которым он делал пересадки костного мозга, погибли. Правда, об этом он не говорил... <...> В поведении Гейла начали проявляться некое самолюбование, исключительность, и тут виновато наше руководство.
Оно выделяло его из всех медиков. К примеру, к Горбачеву нужно было приглашать не Гейла, а кого-то из нас, кто обладал реальной информацией, а не иллюзиями.

Гейл:

Мне пришло в голову, что моя роль выходит за рамки обычной роли врача. Присутствовал и тонкий политический аспект – я представлял Запад.

После нескольких дней напряженной работы без доступа к спортивным новостям и западному пиву один из моих коллег начал расклеиваться. Мы решили, что... уж два ящика эля «Уотниз» мы как-нибудь достанем. Мы попросили, чтобы нам доставили их самолетом.

@темы: Мирный атом, История, ЧАЭС

16:43 

ЧАЭС: Федуленко

Авада Нахуй Блять Кедавра!
Валентин Михайлович Федуленко. 22 года Чернобыльской катастрофе (Мемуары участника и мнение эксперта) [1]

Валентин Михайлович Федуленко родился 01.03.1932 г. Окончил МЭИ им. Молотова в 1956 г., ТЭФ. Теплотехник. Работает в РНЦ «Курчатовский институт» с 1956 г. Ведущий научный сотрудник Института проблем безопасного использования ядерной энергии. Область интересов - теплотехника канальных уран-графитовых реакторов (промышленных и РБМК. Теплогидравликой РБМК занимался с 1964 по 1988 годы, промышленными реакторами – до сих пор). С 27 апреля по 07 мая 1986 г. на ЧАЭС участвовал в рабочей комиссии при А. Г. Мешкове и В. А. Легасове. В августе 1986 г. побывал в МАГАТЭ в Вене с делегацией, которую возглавлял В. А. Легасов.

26.04.1986
Часов в 10 утра позвонил А.Я. Крамеров. Обрадовался, что я дома (день выходной, многие разъехались отдыхать). Попросил срочно позвонить А.П. Александрову. На вопрос, что случилось, ответил: «На ЧАЭС крупная авария на 4-м блоке». «Что-нибудь с сепаратором?» - спросил я. – «Кажется, хуже» – ответил А.Я.
Что может быть хуже взрыва барабана сепаратора? Громоздкой 30-метровой бочки? И таких бочек четыре, по две с каждой стороны реактора. Каждая пронизана почти полутысячью труб, да сверху – паропроводы, снизу – опускные трубы. Возможный взрыв БС иногда возникал в разговорах при обсуждении аварийных ситуаций на РБМК. Представлялось, что это самая страшная авария, которая может быть на реакторе. Ведь взрывы БС бывали на тепловых электростанциях с котлами на естественной циркуляции, последствия разрушения страшные.
Звоню по телефону А.П. Нина Васильевна соединяет.
Анатолий Петрович сообщил об аварии. Какая она – не ясно. Отправляйтесь на Китайский проезд в главк «Союзатомэнерго», будете представителем Института. В главке соберутся все заинтересованные и замешанные. Вечером позвоните мне и расскажете, что и как. Валерий Алексеевич уже улетает на ЧАЭС.
Так я оказался в кабинете Г.А. Веретенникова в большой группе тоскующих по информации. Информация была скудной: что-то взорвалось, реактор расхолаживается, подают воду в активную зону.
Только к вечеру позвонил К.К. Полушкин (от Главного конструктора НИКИЭТ): реактор взорван, активная зона разрушена, горит графит. Реакторный цех в развалинах (он облетел реактор на вертолете, снимал на видео).
Все в шоке. По коридору бродит под крепким градусом С.П. Кузнецов (начальник лаборатории теплотехнических расчетов РБМК в НИКИЭТ) и без конца повторяет: «Хохлы взорвали реактор…».
Часов в 12 ночи вернулся домой, позвонил Нине Васильевне. Соединила с А.П. Разговор короткий: «Завтра (уже сегодня) в 8 утра быть в Главке. Утром вылетает самолёт в Киев. Будете в рабочей группе В.А. Легасова с А.К. Калугиным. Только что принято решение эвакуировать город Припять. Попытайтесь понять, что произошло. Валерий Алексеевич - не реакторщик. Станете ему в помощь и в советники». Такое было напутствие А.П.
<...>

Уже 26-го было принято решение эвакуировать Припять!

27.04.1986
Утром 27.04.1986 уже были в Быково. Министерский спецсамолет часам к 12 приземлился на аэродроме под Киевом. Проехали на «рафике» окраинными улицами Киева. Мирный город, спокойный, ничего не знающий. Понеслись по шоссе в Припять. <...>
По дороге дважды останавливались. Дозиметристы из 8-ки (НИКИЭТ) расчехляли приборы, измеряли фон. Чувствовалось, что фон повышенный, но не катастрофичный (в это время ветер дул не в нашу сторону). <...>
На подъезде к Припяти встретили колонну пустых автобусов. Было около 3-х часов дня. Значит, эвакуировали всех, остались даже пустые автобусы. Много гаишной милиции.
<...>
Собрались в гостинице в номере у К.К. Полушкина. Показал отснятую видеопленку. Увидели развалы станции, кратер центрального зала, заваленный трубами, строительной арматурой. В одном месте, на краю шахты реактора, - красное пятно в виде размытого пятна-полумесяца. Значит, схема «Е» («Елена», верхняя биологическая защита реактора) сдвинута так, что вышла из шахты, виден раскаленный графит. Однако практически вся шахта закрыта «Еленой», которая ещё держится в горизонтальном положении на частоколе стальных участков каналов. Циркониевые трубы, скорее всего, сгорели, держится «Елена» на стальных огарках труб, которые, видимо, упираются в графит. Дыма и пара в шахте нет. Так мы обсудили увиденное и пошли спать.
<...>

28.04.1986
<...>
Приехали на блок, разместились с документацией и лентами программы ДРЕГ (ленты ДРЕГ – громадные листы бумаги с информацией по диагностике и регистрации параметров и состояния систем реакторной установки перед и в момент аварии реактора) в большой подвальной комнате. Читали докладные записки, говорили с несколькими оставшимися с нами местными инженерами – персоналом. Поразил рассказ А. Л. Гобова, начальника лаборатории по безопасности реакторов. Он мне был знаком ещё по томским промышленным реакторам. Александр Львович показал фотографии кусков валяющегося у стен 4-го блока графита вместе с остатками труб технологических каналов, а в них – куски твэлов! Первое впечатление – не может быть. Как? Откуда? Тут только стали проясняться масштабы аварийного взрыва! Графитовые блоки вылетели из шахты реактора! Как снимал, подробно не стал рассказывать, но «катался» он по площадке у разрушенного блока на бронетранспортёре.
Рассматривая ленты ДРЕГ, Калугин обнаружил запись оперативного запаса реактивности перед взрывом: всего 2 стержня СУЗ. Это катастрофическое, грубейшее нарушение Технологического Регламента: при снижении запаса реактивности до 15 стержней реактор должен немедленно быть заглушен. А перед взрывом он работал при 2-х стержнях.
<...>
Когда ехали мимо разрушенного блока, воочию увидели масштаб катастрофы с расстояния не больше 100 метров (может быть и меньше). Так показалось. Автобус шел очень медленно, развал как на ладони: голубенькие корпуса вертикальных насосов, какие-то вертикальные и обрушенные ёмкости, трубопроводы. Вверху – голые «рёбра» барабана-сепаратора, черные лохмотья тепловой защиты… Стены разрушены на мелкие куски и наклонной горкой подступают к корпусам главных циркуляционных насосов (ГЦН).
Внимание переключилось на появившийся над блоком вертолет. Снова сбросил мешки с песком (как потом выяснилось) в развал шахты реактора. Через секунду над разрушенным блоком поднялся чёрный гриб топливо–графитовой пыли и гари (точь-в-точь как гриб атомного взрыва, только миниатюрный и очень чёрный). Шляпа чёрного зловещего гриба за 3 – 4 секунды достигла высоты примерно двух третей вентиляционной трубы и медленно стала оседать вниз чёрными косматыми, тяжелыми струями, похожими на дождь из тучи на фоне серого неба. Через 10 – 12 секунд гриб исчез, небо очистилось. Ветер снёс тучу-гриб не в нашу сторону. Повезло: автобус направили по самому безопасному маршруту.
<...>
Высокой правительственной комиссией принято решение – забрасывать с вертолёта шахту реактора песком (чтобы прекратить горение графита), бросать борную кислоту (чтобы исключить возникновение новой цепной реакции), бросать свинец (чтобы снизить температуру горящего графита). Завтра привезут водяную пушку для заливки шахты водой с расстояния около 100 метров. Есть опасность плавления и разрушения схемы «ОР» («Ольга – Роман» - нижняя биологическая защита, пронизанная трубами технологических каналов, на которую опирается графитовая кладка и некоторые другие конструкции активной зоны), что может привести к «китайскому синдрому», то есть к попаданию расплавленного топлива активной зоны в подпочвенные воды сквозь проплавленную бетонную (фундаментную) плиту. Принято решение строить под реактором теплообменник, чтобы поймать и охладить расплав.
<...>
Горение графита прекратить песком и свинцом невозможно, так как шахта реактора вскрыта, но закрыта «Еленой». Бросать песок и свинец бесполезно, в активную зону на графит не попадут. Даже вредно и очень: каждый бросок-порция вызывает подвижку радиоактивной пыли, остатков диспергированного топлива и графита, всё это вылетает с раскалёнными газами наружу после сброса порции песка. Тому мы были свидетели. <...>
Действие водяной пушки бесполезно и даже вредно. Вода усилит, активизирует горение графита. Недаром уголь в былые военные времена в «буржуйках» смачивали водой для лучшего горения. Да и в промышленной технологии применяют водяной пар для активизации горения угля и кокса, а в уран-графитовых реакторах появление влаги в кладке активизирует окисление графита. Поток воды в виде разрозненных капель дождя превратится в пар на раскаленных поверхностях конструкций и графита, вынос активности с паром значительно усилится. Это всё равно, что лить воду в не полностью прогоревший костёр. Конечно, со временем костер погаснет, но сколько радиоактивного пепла улетит с паром?
<...>
(На следующий день Валерий Алексеевич сказал, что высокая комиссия отказалась от применения «пушки» после обсуждения вопроса с пожарными).
<...>

Что уж ругать Брюханова и Фомина, если даже реакторщики поняли, что реактор уничтожен, только на второй-третий день после аварии. Хотя Дятлов, например, утверждал, что понял это спустя минуты после взрыва.

29.04.1986
<...>
Часам к 12-ти всю нашу рабочую комиссию посадили в автобус и повезли подальше от радиоактивного вулкана – горящего нутра реактора. Пункт назначения – пионерлагерь «Сказочный». Туда перевели весь персонал станции. <...>
Ещё раз остановились по дороге в пионерлагерь. Сидели на прошлогодней и молодой травке. Подходят А.К. Калугин с Е.П. Сироткиным (физик из НИКИЭТа). Сели. Александр Константинович тихо так говорит: «А реактор-то взорвался от сброса стержней аварийной защиты. Помнишь отчет Саши Краюшкина? 10 номиналов после сброса АЗ, если все стержни перед сбросом в верхнем положении».
<...>
В пионерлагере оценили, сколько времени будет гореть графит. Составили докладную записку В. А. Легасову (жалко, не снял копию). По оценке – гореть ему 10 – 15 суток. В основу оценки легло наблюдение радиоактивного «гриба» над шахтой реактора (кажется, ошибся по времени немного). К концу первой декады мая нагруженная песком, свинцом и обрушенными конструкциями «Елена» перевернулась и встала почти в вертикальное положение уже в пустой шахте. Графит практически полностью выгорел. Трубы каналов обгорели так, что из схемы «Е» снизу торчат только обгарки.
Переворот «Елены» приняли за взрыв. Было непонятно, что произошло. Появилось много радиоактивной пыли и разговоров о том, что реактор снова «задышал». Анализ радиоактивных выбросов показал, что это не так.
<...>

Получается, реальная причина взрыва была названа вслух уже, как минимум, 29 апреля. Хотя и Доллежаль (в меньше степени), и Александров (в большей степени) – главные виновники – еще долго пытались свалить всю вину на персонал.
Схема «Е» перевернулась в вертикальное положение в конце первой декады мая.

В августе 1986 года я возвращался из командировки на ЧАЭС вместе с начальником группы по безопасности Чернышевым. В самолете и у меня на квартире долго беседовали о причинах взрыва реактора. Собеседник мой страшно удивился, когда узнал, что реактор РБМК-1000 на ЧАЭС мог взорваться в любой момент, если нарушить Регламент, допустить снижение оперативного запаса реактивности до состояния, когда все стержни СУЗ находятся в верхнем положении, мощность снижена, а температура воды на входе в каналы максимальна и близка к насыщению. Если в этот момент по любой причине сработала бы аварийная защита реактора, врыв был бы неизбежен. А мы, проговорил он, несколько раз в году выходили на мощность после кратковременных остановок в таком состоянии реактора. Не успевали вовремя подняться и теряли запас реактивности, боялись попасть в «йодную яму» с длительным простоем реактора. Диспетчер требовал подъёма реактора (для него – ”самовара”) любой ценой. Обычно эта ситуация возникала зимой, когда требовалась энергия. Везло.

@темы: Мирный атом, ЧАЭС

"Последние ужасы"? Да-да, это здесь

главная